Легенды и традиции

Кухмейстер Петра Великого датчанин Иоганн Фельтен не только заведовал питанием и выпивкой царя, но и был близким ему человеком. Петр крестил его сына, выбрал жениха дочери. Фельтен был постоянным приспешником Петра Алексеевича в принадлежавшем ему первом русском ресторане — «Торжественная австерия четырех фрегатов». Однажды, выпивая рюмку водки, которую гнал датчанин, и удивляясь её мягкости, Петр спросил Фельтена — почему во Франции есть кальвадос и коньяк, названные по местностям, где их производят, Германия славится Мозельвейном и Рейнвейном, а в честь новой российской столицы, где производят такую уникальную водку, не названо ни одного спиртного напитка. Со своим зятем, секретарём Академии Иоганном Шумахером, Фельтен три месяца колдовал с перегонными кубами и разнообразными настоями на основе фруктов и ягод. И в результате выгнал новый ароматный и чистый как слеза напиток. А 2 января 1716 года Петр и Меншиков уже пили водку, которую царь изволил назвать «Нева», в честь новой российской столицы и прославленной мягкости невской воды. Несколько лет назад в архиве Академии наук среди бумаг Шумахера нашелся рецепт этой легендарной водки. Спустя столетия особый рецепт, но уже с применением современных технологий, был возрожден.